000telephone newemailFb 1VK 1

000

Автор проекта «Новый Шелковый путь 2017» Яцек Палкевич, известный итало-польский репортер-исследователь, путешественник с мировым именем организует в Казахстане международную экспедицию с целью возрождения на евразийском континенте великого древнего торгового пути.

JacekPalkiewicz

Яцек Палкевич прибывает в Казахстан на следующей неделе и в рамках официальной презентации проекта посетит в Астане Университет КАЗГЮУ, где проведет пресс-конференцию для представителей СМИ и встретится со студентами и преподавателями КАЗГЮУ. Известный путешественник проинформирует о ходе подготовке к экспедиции и даст оценку ее экономическому потенциалу.

Маршрут знаменитого экспедитора будет пролегать через Китай, Кыргызстан, Узбекистан, Россию, Беларусь и завершится в Польше, на Родине Яцека. В общей сложности это около 60 дней и свыше 10 тысяч километров. Во время экспедиции ее участники будут представлять Польшу как ключевой элемент проекта инициативы «Один пояс одна дорога», а также как страну с богатой культурой и с большим туристическим потенциалом. По оценкам международных экспертов, новый торгово-транспортный коридор обладает большим коммуникационным потенциалом в странах, которые он свяжет.

«Данным проектом мы намерены в первую очередь популяризировать выстраивание общественных связей, культуру отношений, взаимопонимание и уважение между народами. В сегодняшнем глобальном контексте старинный путь может стать символом высокого потенциала в сфере торговли, культуры и политики всего региона», - уверен организатор экспедиции Яцек Палкевич.

Целью новой инициативы, одного из ключевых инструментов долгосрочной внешней политики Китая, названного One Belt One Road, должно стать создание экономического пояса, транспортно-коммуникационных сетей, которым предстоит соединить Срединное Царство и страны Центральной Азии со Старым континентом.

Яцек Палкевич, итало-польский репортер-исследователь, член Русского географического oбщества и член Королевского географического общества Royal Geographical Society в Лондоне. Бывал на всех широтах Земли, неутомимо добывая документальные свидетельства культуры исчезающих этнических меньшинств. Он пробирался в самые недоступные места в поисках последних нетронутых оазисов, чтобы доказать, что они еще существуют и что надо использовать все средства, чтобы их сохранить.

Кто же он - Яцек Палкевич? На пер­вый взгляд он ни­чем не вы­де­ля­ет­ся в улич­ной тол­пе. Мо­жет, толь­ко пря­мой по­ход­кой, уве­рен­ным ша­гом и лю­бо­пыт­ным взгля­дом. Не все, кто с ним встре­ча­лся на­ко­рот­ке, про­ник­лись к не­му сим­па­ти­ей. Им ме­ша­ет его ка­те­го­рич­ность, рез­кость и са­мо­на­де­ян­ность в сло­вах: «Мо­жет, я не силь­нее те­бя, но ты не по­бе­дишь ме­ня, по­то­му что я не ус­та­ну, а ты ус­та­нешь». Или в сен­тен­ции, ко­то­рую он ска­зал, рек­ла­ми­руя ита­ль­ян­ский ве­ло­си­пед: «Ку­да бы вы ни до­б­ра­лись, мы уже там бы­ли».

Те, кто по­зна­ко­мил­ся бли­же с этим поль­ским пу­те­ше­ст­вен­ни­ком, под­чер­ки­ва­ют, что пер­вый взгляд был оши­боч­ным. Силь­ная лич­ность, ло­яль­ность и ха­риз­ма — все это в нем за­ин­те­ре­со­вы­ва­ет. И ког­да зна­ко­мишь­ся с ним бли­же, воз­ни­ка­ют сим­па­тия и дру­же­с­кие от­но­ше­ния. И каж­дый, кто по­зна­ко­мил­ся с его бур­ной жиз­нью, уже го­тов про­стить его рез­кость.

Яцек Пал­ке­вич, са­мый зна­ме­ни­тый пу­те­ше­ст­вен­ник на­ше­го вре­ме­ни, жи­вет так, как хо­чет. Ка­жет­ся, он во­об­ще поз­во­лил се­бе всю жизнь де­лать толь­ко то, что хо­чет. А хо­чет он все уви­деть и все по­знать. Во­об­ще все — ни мно­го, ни ма­ло. Но се­го­дня на гло­бу­се ос­та­лось ма­ло мест, где он бы не по­бы­вал. И труд­но пред­ста­вить се­бе при­клю­че­ния, ко­то­рые с ним бы не слу­чи­лись.

Аме­ри­кан­ский еже­не­дель­ник «Newsweek» вклю­чил его в спи­сок «По­след­нее по­ко­ле­ние пер­во­от­кры­ва­те­лей» — для тех, кто при­дет по­сле не­го и уже не уви­дит по­ра­зи­тель­но­го ко­ло­ри­та вер­б­лю­жь­их ка­ра­ва­нов, па­рус­ных сам­па­нов (ки­тай­ские лод­ки), яков в Бу­та­не или сло­нов в джун­г­лях Ин­до­ки­тая.

С этой стра­с­тью он ро­дил­ся. Еще маль­чи­ком бу­ду­щий по­ко­ри­тель гло­бу­са вы­учил на­и­зусть весь ге­о­гра­фи­че­с­кий ат­лас. В 1970 го­ду окон­чил фа­куль­тет жур­на­ли­с­ти­ки в Ми­ла­не. В том же го­ду, как он го­во­рит, по­пал в ру­ки Лин­ды. Вер­сия ла­ти­но­а­ме­ри­кан­ской кра­са­ви­цы брю­нет­ки не­сколь­ко иная: «Вна­ча­ле я не хо­те­ла с ним встре­чать­ся. По­том оце­ни­ла си­лу его лич­но­с­ти. С ним я чув­ст­вую се­бя за­щи­щен­ной».

Вско­ре по­сле свадь­бы он по­ехал в Ге­ную и в кон­суль­ст­ве Ли­бе­рии сдал эк­за­мен на вто­ро­го штур­ма­на. Это был пе­ри­од бу­ма тор­го­во­го мо­ре­пла­ва­ния, и мож­но бы­ло вы­би­рать су­да, иду­щие по эк­зо­ти­че­с­ким мар­ш­ру­там: Ин­до­ки­тай, Ла­тин­ская Аме­ри­ка, По­ли­не­зия, Аф­ри­кан­ское по­бе­ре­жье... Пла­вая, Яцек по­ви­дал мир и при этом за­ра­бо­тал не­пло­хие день­ги. Но бы­с­т­ро со­ску­чил­ся, и че­рез два го­да бро­дя­чей жиз­ни он от­пра­вил­ся на зо­ло­то­нос­ные ко­пи в Га­не. Но и это за­ня­тие бро­сил по­сле взры­ва, в ко­то­ром по­гиб его луч­ший друг.

Чер­ный кон­ти­нент тре­во­жил его во­об­ра­же­ние. Яцек по­ехал в Сьер­ра-Ле­о­не и на­шел ра­бо­ту офи­це­ра ох­ра­ны на ал­маз­ном руд­ни­ке, ко­то­рый был тог­да в ру­ках бри­тан­цев. Бы­то­вые ус­ло­вия, вспо­ми­на­ет Яцек, бы­ли ши­кар­ны­ми. Апар­та­мен­ты с при­слу­гой, се­ре­б­ря­ная по­су­да, фран­цуз­ское ви­но, кон­ди­ци­о­не­ры, в каж­дом но­ме­ре — тер­ра­са с ви­дом на пло­щад­ки для голь­фа. Ху­же бы­ло с ра­бо­той. В обя­зан­но­с­ти Пал­ке­ви­ча вхо­ди­ло па­т­ру­ли­ро­ва­ние на джи­пе тер­ри­то­рии раз­ме­ром в 400 ква­д­рат­ных ки­ло­ме­т­ров и пре­сле­до­ва­ние не­ле­галь­ных ис­ка­те­лей ал­ма­зов, с ко­то­ры­ми по­сто­ян­но при­хо­ди­лось всту­пать в на­сто­я­щие пе­ре­ст­рел­ки. Но страш­ней бы­ла са­ма ат­мо­сфе­ра по­до­зри­тель­но­с­ти и все­об­ще­го не­до­ве­рия.

До­мой в Бас­са­но дель Грап­па, что не­да­ле­ко от Ве­не­ции, Яцек при­вез не­сколь­ко экс­клю­зив­ных ре­пор­та­жей, ко­то­рые про­из­ве­ли боль­шое впе­чат­ле­ние на глав­но­го ре­дак­то­ра еже­не­дель­ни­ка «Джен­те». С тех пор он мог ез­дить по ми­ру за день­ги ре­дак­ции. «Валь­па­ра­и­зо, Ку­чинг, Тим­бук­ту (Ма­ли), Ма­на­ус (Бра­зи­лия), Ман­да­лай (Бир­ма), — на­пи­сал он в од­ной из книг, — бы­ли все­гда в мо­ей фан­та­зии пла­с­тич­ной ме­та­мор­фо­зой эк­зо­ти­че­с­ко­го при­клю­че­ния».

Что­бы еже­днев­но под­дер­жи­вать уро­вень ад­ре­на­ли­на в кро­ви, он ос­но­вал в 1983 го­ду пер­вую на на­шем кон­ти­нен­те Ака­де­мию вы­жи­ва­ния. У не­го на ру­ках бы­ли все ко­зы­ри. Во­се­мью го­да­ми рань­ше он в оди­ноч­ку пе­ре­сек Ат­лан­ти­ку на не­боль­шой спа­са­тель­ной шлюп­ке, за­кон­чил курс вы­жи­ва­ния в Ари­зо­не, про­шел спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку в зна­ме­ни­той из­ра­иль­ской ан­ти­тер­ро­ри­с­ти­че­с­кой шко­ле Лео Гле­зе­ра, изу­чал ме­то­ды ме­недж­мен­та, тре­ни­ров­ку ду­ха, поз­во­ля­ю­щие раз­вить на­стой­чи­вость, ве­ру в се­бя — то, что долж­но быть у со­вре­мен­но­го ли­де­ра.

Ини­ци­а­ти­ва Яце­ка име­ла не­бы­ва­лый ус­пех. К не­му на кур­сы при­ез­жа­ли чи­нов­ни­ки, сту­ден­ты, во­ен­ные пи­ло­ты и да­же мис­си­о­не­ры, что­бы в ди­ком угол­ке у под­но­жия Альп на­учить­ся дей­ст­во­вать в экс­тре­маль­ных си­ту­а­ци­ях. «Ес­ли хо­чешь ми­ра — го­товь­ся к вой­не», — Яцек ча­с­то по­вто­рял сво­им уче­ни­кам этот де­виз. Что­бы пре­дот­в­ра­тить зло, нуж­но тща­тель­но изу­чить его по­след­ст­вия...

Од­наж­ды в шко­лу при­был зна­ме­ни­тый ита­ль­ян­ский ак­тер Эн­ри­ко Мон­те­са­но со сво­им про­дю­се­ром. Че­рез пол­го­да ху­до­же­ст­вен­ный фильм «Кру­тые ре­бя­та» о Яце­ке Пал­ке­ви­че и его шко­ле стал са­мой кас­со­вой лен­той се­зо­на.

Шко­ла за­ни­ма­ла его це­лые де­сять лет. Слиш­ком дол­го для та­ко­го че­ло­ве­ка. Его во­об­ра­же­ние дав­но бу­до­ра­жил Вьет­нам. В 1992 го­ду Яцек по­лу­чил со­гла­сие вьет­нам­ских вла­с­тей на пре­бы­ва­ние в изо­ли­ро­ван­ной об­щи­не пле­ме­ни Джа­рай, ко­то­рое со­хра­ни­ло свои ты­ся­че­лет­ние тра­ди­ции и по се­го­дняш­ний день жи­вет в джун­г­лях.

Даль­ше пу­ти его ста­ли и во­все не­ис­по­ве­ди­мы. В Ве­не­су­э­ле, в вер­хо­вь­ях Ори­но­ко он на­шел за­те­рян­ную групп­ку из не­сколь­ких де­сят­ков ин­дей­цев Йа­но­ма­ми, ко­то­рые из­бе­га­ли кон­так­тов с на­шей ци­ви­ли­за­ци­ей. В том же го­ду он до­б­рал­ся до пле­ме­ни Ба­у­си на ре­ке Мам­бе­ра­мо в За­пад­ном Ири­а­не, Ин­до­не­зия. Там до сих пор прак­ти­ку­ет­ся охо­та на го­ло­вы и кан­ни­ба­лизм. По­том вплот­ную за­нял­ся Ама­зон­кой. Ему по­на­до­би­лось точ­но вы­яс­нить, от­ку­да же на са­мом де­ле ве­ли­кая аме­ри­кан­ская ре­ка бе­рет на­ча­ло. Вы­яс­нил. В ре­зуль­та­те Ама­зон­ка ста­ла са­мой длин­ной ре­кой ми­ра. Это по­след­нее ге­о­гра­фи­че­с­кое от­кры­тие ухо­дя­ще­го ты­ся­че­ле­тия бы­ло под­тверж­де­но Пе­ру­ан­ским ге­о­гра­фи­че­с­ким об­ще­ст­вом и Ри­кар­до Мар­ке­сом, ви­це-пре­зи­ден­том Пе­ру, ко­то­рый по­кро­ви­тель­ст­во­вал этой экс­пе­ди­ции.

Уди­ви­тель­ные при­клю­че­ния пу­те­ше­ст­вен­ни­ка по­яв­ля­ют­ся на стра­ни­цах книг, га­зет и жур­на­лов. В его «Сет­те», ил­лю­с­т­ри­ро­ван­ном при­ло­же­нии к са­мой боль­шой ита­ль­ян­ской га­зе­те «Ка­рь­ер­ре дел­ла Сер­ра», в раз­лич­ных из­да­ни­ях «Плей­боя» и так да­лее — спи­сок ог­ром­ный. Ка­ким-то не­по­сти­жи­мым об­ра­зом меж­ду пу­те­ше­ст­ви­я­ми и при­клю­че­ни­я­ми он су­мел на­пи­сать бо­лее де­сят­ка книг, из ко­то­рых две вы­шли в Рос­сии. Ви­зит­ной кар­точ­кой пу­те­ше­ст­вен­ни­ка яв­ля­ет­ся «Про­фес­сия — жизнь» (из­да­тель­ст­во «Арт­лик»). Это се­рия очер­ков о на­сто­я­щих муж­ских при­клю­че­ни­ях сре­ди ос­ле­пи­тель­ных чу­дес при­ро­ды и вос­хи­ти­тель­ных тайн Зем­ли, где по­сто­ян­но по­яв­ля­ет­ся те­ма не­из­ве­дан­но­го и не­пред­ви­ден­но­го. Дру­жа­щая с ним Свет­ла­на Со­ро­ки­на ска­за­ла, что за­ви­ду­ет ему: каж­дую ис­то­рию, ко­то­рую он рас­ска­зы­ва­ет, слу­ша­ешь с от­кры­тым ртом. «Очень труд­но по­ве­рить, что все это смог сде­лать один че­ло­век», — с вос­хи­ще­ни­ем го­во­рит поль­ская ак­т­ри­са Бе­а­та Тыш­ке­вич...

Аме­ри­кан­ский еже­не­дель­ник «Newsweek»: «Пал­ке­вич — хо­дя­чая ле­ген­да по­след­не­го по­ко­ле­ния на­сто­я­щих ис­сле­до­ва­те­лей. Ча­ще все­го он пу­те­ше­ст­ву­ет в сти­ле пер­во­от­кры­ва­те­лей про­шло­го ве­ка: пу­с­ты­ни Го­би, Са­ха­ра, Так­ла-Ма­кан он про­ехал на вер­б­лю­дах, джун­г­ли Вьет­на­ма — на сло­нах, Ама­зон­ку — на пи­ро­гах, Бе­рег Ске­ле­тов…

Го­во­рят, ког­да Яце­ку ис­пол­ни­лось 50 лет, же­на по­тре­бо­ва­ла, что­бы он при­вы­кал к ру­баш­ке и гал­сту­ку, хо­тя бы для свет­ских при­емов. Он де­ла­ет это ра­ди нее, но его одеж­да — джин­сы и сви­тер. В до­ме Пал­ке­ви­чей есть спе­ци­аль­ная ком­на­та, где на­хо­дит­ся вся эки­пи­ров­ка, не­об­хо­ди­мая для пу­те­ше­ст­вий по всем ши­ро­там Зем­ли. Шкаф для пу­с­ты­ни, шкаф для Ама­зо­нии, шкаф для Си­би­ри... Яцек го­тов дви­нуть­ся в путь каж­дую ми­ну­ту. Од­наж­ды, еще в быт­ность спе­ци­аль­ным кор­ре­с­пон­ден­том, на во­прос от­вет­ст­вен­но­го се­к­ре­та­ря ре­дак­ции: «На ка­кое чис­ло за­бро­ни­ро­вать ме­с­то в са­мо­ле­те?» — Яцек от­ве­тил: «Пусть так­си ждет че­рез 15 ми­нут вни­зу». Так и се­го­дня. Он все­гда го­тов к встре­че с но­вым при­клю­че­ни­ем.

000